• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
27.09.2012 11:50:36

Урок истории от школьной учительницы


19 декабря этого года Марии Максимовне Фокиной исполнится 89 лет. В год ее появления на свет в молодой Стране Советов в июле вступило в силу Решение об образовании Союза Советских Социалистических Республик и Конституции СССР. В марте В.И.Ленин после третьего инсульта окончательно удалился с политической арены. Осенью в Германии состоялся «Мюнхенский» или «Пивной путч», во время которого Адольф Гитлер и национал-социалисты попытались совершить государственный переворот. На первый взгляд все эти события мало соотносятся с жизнью девочки, родившейся в небольшой деревеньке Щетинино Чернского района Тульской области. Но, как известно, жизнь каждого человека - отражение глобальных событий. И Мария Максимовна с первых слов нашей встречи преподала урок истории, темой которого стали факты, почему-то забытые в наше время.
Ее отец до Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года был батраком у местного священника. Семья, безлошадная и многодетная, жила впроголодь. В одной избушке ютились его родители со старшими детьми, имевшими свои семьи. Отец Марии Максимовны принимал участие в империалистической войне, когда Германия в августе 1914 года объявила войну России. В гражданскую войну воевал в коннице под командованием полководца С.М.Буденного.
Одним из первых декретов советской власти был Декрет о земле, провозглашенный В.И.Лениным и опубликованный в газете «Правда» 28 октября 1917 года. В разделе «Крестьянский наказ» устанавливалась государственная собственность на землю и формы землепользования: подворная, хуторская, общинная и артельная. Они могли свободно избираться самими крестьянами. В отличие от предложенной Столыпиным реформы наемный труд не допускался.
Весной Фокины получили от государства ссуду и «вышли на хутор». Приобрели две лошади, плуг, семена, косилку и корову. Землю им определили неподалеку от села Меркулово. Первую постройку сплели из прутьев, это была конюшня. Патриархальная семья, в которой жили старшее, среднее и младшее поколения, успешно провела весенний сев, а осенью собрала хороший урожай. Для этого трудились день и ночь, спали под кустами. И только после закладки урожая на хранение дружно взялись за постройку дома. Стены тоже сплели из толстых прутьев, обмазали несколько раз смесью глины, песка и соломы. Крышу покрыли ржаной соломой.
Урожай продавали в Белеве, там был большой базар и высокие цены. Успешно выполняли план сдачи зерна государству. А тут еще поддержка – новая экономическая политика, введенная в 1921 году. Продразверстка, при которой изымалось 70 процентов зерна, заменили продналогом, по которому крестьянин стал платить государству всего 30 процентов. Фокины, казалось, крепко встали на ноги. И Мария Максимовна родилась уже, можно сказать, в обеспеченной семье. Благополучие давалось упорным трудом. Мать выходила в поле с грудным ребенком, в перерывах между кормлениями дитятко спало рядом со снопами.
Однажды пятилетняя Мария решила помочь старшим месить глину для кирпича, из которого строили уже «настоящий» дом и конюшню. Смесь находилась в большой яме, и выбраться самостоятельно ребенок не мог. Хорошо, что рядом оказался отец. Бегала девочка и в лес, где устроили обжиг кирпича. Кирпичи получались розовыми, теплыми. Отец, любивший лошадей, приобрел орловского рысака по кличке Сеня, потом тяжеловоза с мохнатыми ногами. Мария могла управляться с ними и ездить верхом.
Ни отец, ни его брат, с семьей которого они теперь жили в большом доме, ни дедушка не пили и не курили. Бранного слова в семье не слышали. Воспитывалось уважение к старшим, послушание. Мария, когда пошла в школу стала одной из лучших учениц. Отец возил ее в школу за три километра в бричке. В деревне Щетинино шептались: «Поповский-то батрак вон как разбогател».
Но наступило время, когда И.В.Сталин решил всех «осчастливить» коллективизацией. Фокиных раскулачили. Отобрали дом, постройки, технику, животных, выгребли из сундуков приданое старших сестер Марии. Детей в семье Фокиных было уже пятеро. Они сидели на оставшемся скарбе на улице и плакали. Отец поехал в губком и предъявил благодарности, полученные от Буденного и самого Фрунзе. Семью не выслали. Разрешили купить домишко в поселке Каменский. Старики не выдержали, померли один за другим. Однако отец не пал духом: «Голова есть, руки на месте, выживем». Начал изготавливать сани. За ними приезжали покупатели и из соседних деревень. А потом, совершенно неожиданно, его избрали первым председателем колхоза имени Чкалова в Чернском районе. Проработал он в этой должности недолго. Ушел, от греха подальше, в кузницу. В тесном семейном кругу говорили: если бы Ленин правил страной, такого бы не случилось. Отец за его трудолюбие и сметливый ум пользовался уважением не только среди односельчан, к нему в гости часто заезжали руководители района. Фокины продолжали жить дружно, постепенно приняв социалистический уклад жизни таковым, каким он сложился. Коллективный труд со временем показался более эффективным, чем единоличный.
В школу Мария ходила пешком за шесть километров. В половодье в Черни снимали для нее квартиру. Очень любила читать, и страсть к книгам сохранила до сих пор. В аттестате о получении полного среднего образования было всего две четверки, остальные – пятерки. На рассвете после выпускного бала 22 июня 1941 года объявили: фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Из 20 одноклассников, ушедших на фронт, вернулись только двое.
Урожай зерновых в тот военный год выдался на редкость высоким. На уборку вышли женщины, старики, подростки. Мария научилась косить крюком, вязать снопы, молотить зерно цепами и с помощью барабана. Хлеб прятали по амбарам и в лесу.
Осенью, когда сыпал дождь вперемешку со снегом, на улицах поселка внезапно появилось множество коров. Они мычали и тыкались мордами в руки женщин, словно просили освободить их от молока, переполнявшего вымя. Оказалось, гнали огромное стадо из-под Смоленска, где шли жестокие бои. По дороге налетели самолеты, пастухов то ли убило, то ли они разбежались. Остались бедолаги без присмотра. На небольшом сходе решили разобрать черно-белых красавиц по дворам. Сено для них заготавливали усиленно.
Но вскоре в поселке на черных мотоциклах с колясками и верхами на высоких лошадях появились немцы. Они двигались в сторону Тулы. Лощеные, в высоких хромовых сапогах, поигрывая на губных гармошках, остановились в домах. Первым делом резали коров и приказывали топить печь, чтобы варить мясо. Ловили во дворах кур, доставали медовые соты из ульев. Девушки, чтобы не попадаться фрицам на глаза прятались, а если выходили на улицу, то в какой-нибудь рванине, с лицом, измазанным сажей. В крайних домах обнаружилось несколько военных в советской форме. Они плохо говорили по-русски, но громко выговаривали: «Сталин капут!» Несмотря на это немцы вывели их за поселок и расстреляли.
В декабре оккупанты вновь прошли через поселок, в этот раз - бегом. Перепуганные, головы замотаны платками, на ногах - какое-то тряпье. На улице им попался дедок, несший воду из колодца. С него сорвали шубейку и валенки. Так и пошел дед домой: босой и раздетый. Всю ночь слышалась канонада, небо полыхало заревом от взрывов снарядов. На рассвете со стороны Синегубово в поле появились какие-то черные точки. Они приближались, но почему-то не увеличивались. А это наши сибиряки в белых маскхалатах, на лыжах. От них и драпали фрицы. Освободителей звали в каждый дом: накормить, расспросить, как дела на фронте. Они попросили показать дорогу на Меркулово. Вызвалась Мария Фокина. Нарядилась в новое черное пальто и красный платок, встала впереди сибиряков на лыжи. Только вышли на луг, налетели немецкие самолеты. Мария оглянулась и поразилась: вокруг никого. Вдруг ее за ногу кто-то: дерг. Она шлепнулась, сверху снег посыпался. Когда справилась со страхом, оказалось: лыжники сразу залегли и ее постарались замаскировать.
Эти же солдаты вскоре сложили головы под Голубочками. По Оке бои шли жестокие. Наши никак не могли взять высотку. Раненых везли на санях до станции Выползово. Марии тоже пришлось возить туда раненых. Их, чтобы не замерзли, накрывали одеялами, шубами. Плакала, когда умирали по дороге. В Меркулово стоял военно-полевой госпиталь. В нем несколько месяцев вместе со Степановой Татьяной, Каменской Ольгой и Мельниковой Татьяной работала санитаркой. Когда фронт ушел на запад, осталась вместе со всеми поднимать разрушенное войной хозяйство.
После окончания войны тяготы и недоедания не стали препятствием для поступления в Тульский педагогический институт на исторический факультет. Училась с большим интересом и желанием. История – наука капризная, но очень полезная: учит понимать происходящее. Распределение Мария Максимовна получила учителем в Тепло-Огаревское ПТУ. Через какое-то время перевели в Чернское РОНО инспектором. А оттуда по путевке обкома партии направили в западную группу войск в ГДР: городок Нойруппин, дальше был город Йена. Она преподавала в школе историю детям военнослужащих. В Германии Фокина вышла замуж. Вместе с мужем переехала в Калининград, где работала директором школы. Там родился сын Андрей.
После демобилизации мужа семья перебралась в Арсеньевский район. Марию Максимовну назначили директором Арсеньевской школы, супруга - инспектором РОНО. Директорство начала с капитального ремонта здания. При ней были приведены в порядок интернат, мастерские. Большую помощь оказывал С.М.Есипов, председатель райисполкома. При школе сажали огород, обрабатывали сад. Овощи и фрукты шли на питание детей. Учительский коллектив был замечательный, преподаватели с большим стажем, опытные. С большой теплотой вспоминает она коллег и учеников. В ее альбомах немало снимков, где она сфотографирована вместе с выпускниками.
Мария Максимовна преподавала историю и в других школах района, причем и после выхода на пенсию, почти до 80 лет. Ясный, светлый ум, прекрасная память о недавних и далеких событиях внушают уважение перед этой женщиной много пережившей за свою жизнь. Так случилось, что в столь почтенные годы Мария Максимовна осталась вдали от родственников. Но помогает ей по хозяйству социальный работник отделения социальной помощи на дому Елена Васильевна Панина. Для Марии Максимовны важно не только то, что она приносит продукты, помогает убрать в квартире. Главное, что Елена Васильевна человек отзывчивый, есть с кем поговорить о текущих событиях в мире, о том, как пишется сегодня история.
Н.НАУМЕНКО



Возврат к списку

Написать в редакцию