• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
16.05.2014 14:06:21

Тут была подлинная русская жизнь…

Течение времени в творчестве своём многие сравнивают с течением реки – вода уносит время, людей, события. А он любил свой сад, и знал, что вслед за зимним его сном опять придёт весна, расцветёт новое поколение, вырастут новые плоды творчества, нальются новые яблоки познания добра и зла, возродится новая жизнь, забыв все бури и невзгоды, радуясь новому солнцу и новым именам. «Считаю себя туляком и тульский край – родиной» - писал Илья Михайлович Картавцев, человек, чьё имя известно теперь только узкому кругу лиц. Библиограф и генеолог, некрополист, краевед и библиофил он много сделал для того, чтобы имена знаменитостей тульского края не поглотила река забвения. В конце 2013 года в смоленском издательстве «Минувшее» скромным тиражом вышла книга «Тут была подлинная русская жизнь…» - с первой официальной биографией Ильи Михайловича Картавцева, фотографиями, иллюстрациями, фрагментами его воспоминаний и воспоминаний сестры о нём. Авторы – составители книги – писатель и исследователь русской усадьбы Г.Д. Злочевский и хранитель рабочего и семейного архива Картавцева – А.Н.Маштафаров. Презентация книги прошла в Ясной поляне, в Тульской областной научной библиотеке и доме – музее Л.Н. Толстого в Москве. Илья Михайлович Картавцев родился 14 (26)августа 1895 года в Курске, в имении матери, племянницы известного учёного – индолога И.П.Минаева – Минаевой Анны Сергеевны (1869 – 1956). Отец, Михаил Николаевич Картавцев (1867 – 1928), выходец из старинного дворянского рода, известного в Курске и Туле с конца ХVI века служилых землевладельцев, служил судебным следователем в Ефремове. В 1903 году отец уже работал городским судьёй в Белёве. Учился Илья Михайлович в реальных училищах в Белёве, затем в Москве. С 1915 года – в Московском коммерческом институте на экономическом отделении. Были в его биографии преподавание в курской глубинке, учёба в школе прапорщиков в Петрограде, назначение в Борисоглебск Тамбовской губернии, служба в Калуге, служба в Белой армии на Дону, разочарование в Белом движении. Родина оценила его преданность тюремным и лагерным сроками на 27 лет. Север России, малые города центральной её части, Казахстан – тяжёлый физический труд не сломал его, после освобождения из лагеря он продолжил служение любимому делу. Были публикации работ и просто работа в «стол», составление картотек, казалась, ненужных тогда никому, но так востребованных после и теперь. Была у него семья, дети, но в трудные годы им пришлось отказаться от родства, чтобы выжить. Пережил трагическую гибель – убийство любимой сестрёнки и семьи тёти в Курском имении в годы революционной смуты, сожжение родовой усадьбы в Выковке, но продолжал работать и собирать по крупицам, сохранять для потомков Историю своей любимой Родины. О малой своей Родине – Выковке и особенно выковском саде писал Илья Михайлович с особым трепетом и любовью. Часть выковской земли у самого края большого белёвского леса купил его прадед, Герасим Никифорович Картавцев, помещик из Докукино, гренадёром Преображенского полка участвующий в воздвижении на престол императрицы Елисаветы Петровны, дослужившийся до чина секунд–майора. Сад сажали многие поколения владельцев усадьбы, всё больше увеличивая его площадь. К началу 20 века он насчитывал до 3000 деревьев. Такие же обширные сады были и у соседей. Почти все они вымерзли в суровый 1941 год. Яблони соседствовали с грушами, вишнями, сливами. Рябина и берёзки, липовые аллеи, цветники с ягодниками – для всего находило место в выковском саду. Был даже кедр с вкусными орешками. Сад рос и плодоносил, приносил доход его владельцам и от сдачи его части в аренду, с него же пополнялись запасы варенья, мармелада, желе в хозяйских закромах. Крестьянские ребятишки совершали набеги в сад, обрывали завязь, ломая ветви или покупали у сторожей арендаторов картуз плодов за яйцо или копейку.. Ссажать плодовые деревья у себя крестьяне почему то не хотели. Сосед – белёвский помещик Афремов давал деньги в долг крестьянам вместе с плодовым саженцем и не требовал возврата, если дерево было посажено и прижилось. Выращиванием молодых саженцев и прививкой деревьев занимались сами помещики, держали в поместьях садоводов, а одним из совладельцев Выковки был учёный – ботаник Шварц, издававший в северной столице ботанический журнал. «Всё в нем (выковском саду) было без всякого плана, почти без всякой системы, но всё было посажено и сделано так, как хотелось самим хозяевам. Почти каждый уголок связан с каким – нибудь семейным воспоминанием, что со временем составило как бы живую летопись поколений одной семьи, всё жило одной жизнью с хозяевами, было им близко, понятно и дорого» (цитата из книги). Не только о саде вспоминает Илья Михайлович. Воспоминания начинаются с поездок в 1900-м году по Сызранско-Вяземской железной дороге от Ефремова до Волова, а оттуда по только что построенной Рязано – Уральской железной дороге в Арсеньево и в Выковку, к любимым бабушке Вере Михайловне, урождённой Сомовой и дедушке Николаю Ильичу Картавцеву. Разъезд Гремячка ещё только строился в чистом поле, станция Арсеньево стояла в глухом лесу в соседстве с огороженной водонапорной башней и коновязью, других построек не было. Приезжающие проходили к встречающему их транспорту через здание вокзала, дорога на Выковку проходила в обход Арсеньевского леса, там, где сейчас находится улица Зерновая, около Шмелёвки, переезжали железную дорогу ещё раз. Выезжали на дорогу, ведущую из города Черни в село Ивановское, накатанную и обсаженную ещё во времена Екатерины второй уже полуразвалившимися ивами, выезжали на Вязоцкий переезд и к деревне Выковке. Земли в Выковке принадлежали нескольким помещикам. Когда-то совсем недолго Выковка была селом, но обветшалую церковь во имя Иоанна Богослова не перестроили, а заменили часовней. Большая церковь была построена в соседнем селе Старчикове. Села уже нет, рядом находится ясенковское кладбище. С соседями помещики дружили, ездили к ним по праздникам, вечерами к ужину. Утром к чаю, вместе охотились в Борщёвских кустах, ловили перепелов в овсах к Княгинино (Красном). В Вязке жил одоевский мировой судья статский советник Василий Алексеевич Селивачев с женой Людмилой Никаноровной. В семье Селивачевых было трое детей - Иван, Алексей, Вера. В Астапово жила невестка бабушки – вдова её брата Юрия – Лидия Андриановна Сомова, сестра Андриана Арсеньева. Во время первой мировой войны она вместе с женой Адриана Адриановича Александрой Андреевной вошла в дамский комитет Одоевского отделения Красного креста и отдала свой дом под действующий госпиталь. После революции в нём долгое время размещалась больница. Бабушка Вера Михайловна была опекуном Ксении и Ольги Сомовых, в раннем возрасте осиротевших детей своего брата Михаила и сестры Адриана Адриановича Арсеньева – Надежды. Девочки учились в Москве и летние месяцы проводили в Выковке. Мокровский помещик И.С.Броцын, касимовский помещик Броневский, старичковские барышни Ждановы, дочь старичковского священника Лидочка Бимбирекова были частыми гостями в Выковке. Приезжали и родственники из одоевского Сомова сестра бабушки Мария Михайловна с мужем контр – адмиралом Иваном Александровичем Телегиным и сыном Владимиром, 1911 году застрелившимся в саду в Выковке. Приезжали сёстры деда - Елизавета Ильинична Кармалей – помещица села Ерино Чернского уезда, Варвара Ильинична Каврайская, бывшая во время русско – турецкой войны 1877- 1878 годов сестрой милосердия в Болгарии. В большом старом доме была большая библиотека, выписывали столичные и губернские газеты, был обязательный для дворянских домов рояль. В усадьбе держали охотничьих собак, обязательно участвовали в охотах, в том числе знаменитой царской першинской охоте на волков, что начиналась от Алексинского великокняжеского села Першино, шла через одоевские и арсеньевские земли к селу Мокрое и дальше в Чернь. Неподалёку находился конный завод, который ранее принадлежал Картавцевым, а после Арсеньевым. Сосед Шипушин держал пчёл и снабжал всех мёдом. В теплицах и парниках выращивали диковенные овощи, которых не было у соседей. Отец открыл в своём имении в деревне Борщёвке крестьянскую школу и был её попечителем. Это в больших городах России были события, а здесь, в деревне была подлинная русская жизнь, считал Илья Михайлович. Лишь близость к земле и природе рождали такие таланты как Тургенев, Толстой, Шеншин и Фет, чьё творчество так любил Картавцев. Революционная смута 1917 года негативно отразилась на всех дворянских усадьбах и их владельцах. Дом в Выковке разграбили и сожгли. Лишь немного вещей удалось спасти и вывезти в Белёв, куда уехали многие соседи – дворяне. Жизнь разбросала их по городам и странам, для многих на долгие годы домом стали чужбина, ссылки и тюрьмы. Умер Илья Михайлович в Москве, 31 декабря 1971 года и похоронен на Долгопрудненском кладбище в Московской области. Татьяна АМОНУЛЛОЕВА


Возврат к списку

Написать в редакцию