• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
28.06.2012 09:45:03

Рожденная 22 июня

Только недавно свершилась в стране Великая Октябрьская социалистическая революция, вызвавшая гражданскую войну. По всей России то здесь, то там происходили вооруженные конфликты, длившиеся вплоть до 1923 года. Крестьянство переходило на другие рельсы. Общинный аграрный уклад трансформировался в колхозный строй, основой которого были артельные отношения, предполагавшие распределение заработной платы по труду. Это воспитывало коллективное отношение к собственности и убеждение, что только совместный труд может дать хороший результат, от него-то, в конечном счете, и зависит благополучие крестьян. Вот в такое непростое время 22 июня 1922 года родилась Нина Степановна Бардукова (в замужестве Алексашина) в с.Дертихино Меркуловского сельского совета. Босоногое детство для нее и ее сверстников были не просто слова, а реальность, порой суровая. Страна рвалась к индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Без этого невозможно было выжить после таких глобальных потрясений. Может, поэтому одним из первых воспоминаний Нины Степановны стал образ отца, работающего на тракторе. Хотя продолжали пахать на волах и лошадях, сельскохозяй-ственная техника уверенно входила в жизнь патриархальной России. Мама Нины Степановны работала дояркой. Как и многие крестьяне того времени, Бардуковы жили не сытно, но растили шестерых детей, девочек. Нина Степановна вспоминает, что с ранней весны до осени ходили босиком. Зимой были валенки. «На выход» в межсезонье вязали тапочки, к подошве которых подшивали крепкую основу. Одежда, в основном, шилась из домотканых материалов. Нина Степановна окончила четыре класса Дертихинской начальной школы. Для дальнейшего обучения надо было ходить за несколько километров в Боброво или в Лучки. А одеть-обуть - нечего. И в 12-13 лет девочка-подросток стала работать в колхозе, в основном в полеводстве. За один трудодень давали 100 граммов зерна. На первый взгляд - мало. Но за год собиралось на два-три мешка муки. Если в семье трудилось несколько человек, то это количество увеличивалось. Разрешали держать корову и домашнюю птицу. Каждой семье в зависимости от количества ее членов полагался земельный участок, который не должен был превышать 50 соток. Именно столько и имела семья Бардуковых. На этой выделенной земле сажали, как можно больше, второй хлеб - картофель, а также овощи. Распахивали огороды на лошадях. К началу 40-х годов колхоз «Новая жизнь» подошел с неплохими результатами. Крестьяне привыкли трудиться сообща, появились клубы, где кипела культурная жизнь: концерты, праздники, общие собрания, на которых обсуждали трудовые достижения. Все это сплачивало людей, заставляло сопереживать, если у кого-то случалось несчастье. Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года в день рождения Нины Степановны. Ей исполнилось 19 лет. Самое время любить и думать о создании семьи. Тем более, что начала она встречаться с Иваном Андреевичем Алексашиным, жившим в деревне Малое Журино. В первые же дни войны молодого человека призвали на защиту Отечества. Немцы при наступлении в Дертихино пробыли недолго. Назначили старостой председателя колхоза Сергея Поликуткина. Называли пожилых мужчин панами. А один офицер даже сказал на ломаном русском языке, что неплохо бы Гитлера и Сталина лбами столкнуть, а не воевать. Через какое-то время прошел слух, что молодежь забирают в Германию. Парни и девушки кинулись в лес. Но взрослые остановили: если примут за партизан, расстреляют. Поэтому вся молодежь пряталась по подполам, погребам и чердакам. Вскоре немцев погнали обратно. Во второй половине декабря они вошли в деревню страшные, грязные и завшивленные. Отбирали овчинные тулупы, отрывали от них рукава и надевали на сапоги. Кому полушубки не доставались, не церемонясь, стаскивали с людей валенки. Драпали без оглядки. Когда пришли наши, был арестован председатель. Дальнейшая судьба его неизвестна. На территории Арсеньевского района по берегам Оки шли кровопролитные бои. В Аранах открыли эвакогоспиталь. Нина Степановна работала там санитаркой. Тяжелых больных, лежачих отправляли в глубокий тыл. Из госпиталя ее отправляли на земляные работы, расчистку дорог. В Калининской области женщины и подростки рыли противотанковые рвы. На дорогу дали по несколько горстей сухого обрушенного ячменя. Жили в ветхих сараях. Помыться и согреться - негде. Когда вернулись домой, в первую очередь отпарились в русской печи, чтобы грязь отстала, и только после этого хорошенько вымылись. Дома пробыла Нина Степановна недолго. Вновь забрали, на этот раз рыть окопы под Белевом, потом география несколько раз менялась: Арсеньевский, Чернский районы. Крестьяне очень голодали. Собирали гнилую картошку, оставшуюся в поле после уборки урожая. Пекли из нее черные кавардашки. Однако, как бы ни было трудно, люди помогали друг другу. Если видели, что у соседки дети голодные, старались в первую очередь чем-то их подкормить. Редко у кого была корова. Но владельцы кормилицы не жадничали, поили по возможности молоком и чужих детей. На праздники, особенно на Рождество и Пасху, ходили в гости с угощением. Может, поэтому люди, хотя и были истощены, от голода, как правило, не умирали. Нине Степановне поручили разносить почту. Она стала вестником радостных и печальных новостей. Душа разрывалась от жалости, когда, получая похоронки на мужей, братьев, сыновей, кричали и плакали в отчаянии женщины. Были и радостные весточки. Она и сама получила такую. От Ивана Андреевича долго не было писем. Девушка продолжала писать, в ответ - молчание. Становилось не по себе, когда проходила мимо дома Алексашиных в Малом Журино. У калитки каждый раз ждала мать Ивана Андреевича. На ее немой вопрос отвечала, опустив голову: «Ничего нет». Наконец пришло письмо. Он сообщал, что лежит в госпитале в Киеве. О ранении сообщил скупо, но она поняла: остался без руки. О том, чтобы отказаться от инвалида, даже мысли не было. Весточке радовались вместе с будущей свекровью. Вернувшегося домой Ивана Андреевича определили на работу в райисполком, а через некоторое время - учителем в Будковскую школу. Свадьбу сыграли настоящую: с наряженной елкой, олицетворяющей вечную жизнь, любовь и достаток. Нина Степановна перешла работать техничкой в школу. Родились дети: дочка Валя и двойняшки-мальчики. Один из них умер. А Ванечка выжил. Но беда не приходит одна. Умер муж от сахарного диабета. Перед смертью он, жалея любимую жену, говорил: «Знаю, что теперь с детьми вволю хлебушка не поешь». Ей предлагали отдать детей в детдом. Наотрез отказалась: «Ни за что. В войну еще хуже было, а мы при матери росли. И я своих подниму». Поехала в Московскую область, где жила одна из сестер. Что-то там не сложилось. Вернулась, но не в деревню, а в Арсеньево, к другой сестре. Директор школы сразу принял ее на работу техничкой и исхлопотал жилье в бараке. Квартиру они получили на улице Хорева, когда сын уже работал в электросвязи. Долго ждали, зато вселились в просторную трехкомнатную. Достойно устроила свою жизнь дочь, ставшая москвичкой. Несколько лет назад во время несчастного случая на работе погиб Иван. Дочь не оставляет мать. Кроме того, считает Нина Степановна, вокруг немало отзывчивых людей. Особенно по-доброму к ней относится Лариса Алексеевна Паршина. У Нины Степановны есть внуки и правнуки. Они любят свою бабушку, которая несмотря на преклонный возраст сохранила ясность ума и взгляд живых и немного озорных глаз. Следит Нина Степановна и за здоровьем. Старается двигаться. «Держит» небольшой огородик, на котором растут огурчики и помидорчики. Когда у подъезда собирается мусор, берется за веник. Любит Нина Степановна читать. На столе районная газета «Арсеньевские вести». Она - одна из постоянных и долголетних наших подписчиц. В свой юбилей, 90-летие со дня рождения, 22 июня будет что вспомнить Нине Степановне. Редакция желает юбилярше крепкого здоровья. Пусть ее дни будут наполнены душевным теплом, заботой и пониманием близких людей. Н.НАУМЕНКО


Возврат к списку

Написать в редакцию