• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
19.05.2015 09:49:55

Последние залпы

КОРНЕЕВ- твит. 

Из фонда личного происхождения (фонд № 94, опись № 1, дело № 26) Арсеньевского муниципального архивы мы публикуем воспоминания генерал-майора в отставке Василия Егоровича Корнеева. Он родился в Голубочках в 1924 году, в 1942 году призван в Красную армию. Прошёл с боями от Арсеньевского района до Берлина, где расписался на стенах рейхстага. Воспоминания написаны ветераном собственноручно в начале 2000-х и повествуют о последних днях войны.

25 марта 1945 года части нашей 120-й гвардейской стрелковой дивизии с тяжелыми боями вышли к побережью Балтийского моря. В предрассветной мгле над свинцовыми волнами низко проплывали хмурые клочья туч. Порывистый северный ветер крутил на воде седые буруны. На море бушевал шторм.
Шквал царил и на берегу: буря восторга, смешиваясь с ураганом бурной радости, катилась вдоль песчаного побережья. Мы уже не шли, мы мчались навстречу водной стихии, не чувствуя усталости. Могучее русское «Ура-а-а!!!» громогласно гремело над берегом, заглушая и артиллерийскую канонаду, и разрывы снарядов, и пулемётный треск.
В числе первых на побережье залива Фришес-Гафф вышел 3-й батальон капитана Н.И. Кузнецова 334 гв. с. п. Жалкие остатки упорно сопротивляющихся гитлеровцев пытались перебраться через залив. Использовали любые подручные средства. Рыбацкие лодки, паромы, самодельные плоты, доски, брёвна, автомобильные покрышки. Кто-то бросался вплавь и беспомощно барахтался в ледяной воде. Немногие ушли от справедливого возмездия. Мы палили по фашистским извергам из всех видов оружия.
Финал операции советских войск в Восточной Пруссии для немцев оказался плачевным. Побережье Балтики на всем обозримом пространстве усеивали трупы гитлеровских солдат. Повсюду громоздились остовы разбитой и искорёженной техники, да и просто исправные танки, орудия, автомобили. Это походило на огромное кладбище брошенного военного имущества.
За проведенную операцию все части дивизии удостоились правительственных наград. Наш полк за мужество и героизм получил два ордена – Кутузова и Александра Невского.
Так закончилась Восточно-Прусская операция, а это около трёх месяцев невиданных по ожесточению и упорству боёв. Ведь гитлеровское командование превратило Восточную Пруссию в сплошной узел сопротивления. Ещё задолго до войны создавалась мощная, глубоко эшелонированная система укреплений. Хутора, фольварки, господские дворы строились по планам военного ведомства. Они представляли собой уже готовые опорные пункты. В бетонных подвалах наряду с отсеками для овощей, сооружались площадки для орудий и пулемётов. Толстостенные жилые дома предусматривали размещение огневых точек. Десятки дотов соединялись между собой подземными ходами. Там имелись склады боеприпасов и продовольствия, помещения для отдыха персонала.
Каждый хутор, каждый дом в городах приходилось брать с боем. Мы часто использовали ночные атаки. Прибавьте к этому, что за всё время проведения операции не было ни одного пополнения. Под ногами весенняя распутица. Боеприпасы приходилось носить на плечах. Из-за недостатка личного состава, при штурме отдельных хуторов приходилось использовать личный состав штабов. Это вело к тяжёлым потерям. 18 февраля 1945 года вблизи города Мельзак получил смертельное ранение командующий 3-го Белорусского фронта генерал армии И.Д. Черняховский.
Вопреки трудностям воины нашей дивизии во вражеском логове сражались стойко и храбро, проявляя массовый героизм. Трудно, просто невозможно поименно перечислить всех кто своей отвагой и самоотверженностью вписали немало славных страниц в летопись боевых дел дивизии…
После разгрома восточно-прусской группировки противника мы оказались в глубоком тылу. За 600 километров от войск, наступающих на Берлин.
В те грозные дни кровавой страды каждый солдат мечтал лично участвовать в историческом событии – крахе фашизма в его логове. Даже раненые отказывались покидать передовую, прося послать их под Берлин. Конечно же, каждый хорошо осознавал, что ежесекундно может погибнуть в самом конце войны на любом рубеже, так и не встретив СВОЕГО дня победы.
И вот пришла желанная весть. 3-я армия в полном составе направляется под Берлин. К 18 апреля за шесть суток дивизия совершила 600 километровый марш. Берлинская операция была в самом разгаре. К исходу 22 апреля советские войска создали условия для окружения и расчленения немецкой группировки юго-восточнее города. Перед нами поставили задачу завершить окружение и не допустить прорыва в сторону Берлина или на Запад.
Наступил долгожданный час. Утром 23 апреля наша дивизия перешла в наступления. Немцы отчаянно сопротивлялись. Противник цеплялся за каждый дом, за каждую развалину. Ни чем уже нельзя было сдержать натиска советских войск. У всех одно заветное желание – разгромить фашистов и покончить с проклятою войной!
Наша рота во главе с лейтенантом Чижовым переправилась по штурмовым мостикам на южный берег реки Шпрее и продвигалась вдоль канала. Здесь мы напоролись на большую группу фолькштурмовцев и солдат отдельной штурмовой роты. Завязался бой. Гитлеровские головорезы, чувствуя скорый конец, дрались зло, отчаянно. Однако гвардейцы основную часть отряда разгромили, остальных взяли в плен.
Особенно нас досаждали отряды гитлерюгенд – 15-16-ти летние подростки, вооруженные фаустпатронами. Они прятались в развалинах, появлялись в ближайших тылах и выводили из строя боевую технику.
Направление нашего удара было крайне не выгодным. Это узкий участок перешейка между системами озёр. Такое положение до предела ограничивало свободу манёвра. Особенно досталось соседнему 339-му гв. с. п. Цепь озёр, разбросанная в тылу, мешала продвижению артиллерии. Огневой поддержки на данном участке не было, и противник предпринял ряд отчаянных контратак. Большие группы немцев просочились в тыл и с флангов полка. Стремясь посеять панику, они открыли ураганный огонь. В это время началась очередная контратака. Фашисты подошли на 100-150 метров. Создалось критическое положение.
Командир полка полковник А.С. Бичан приказал развернуть гвардейское знамя, и повёл солдат на врага, но был ранен осколком снаряда. Немцы попытались захватить его в плен. Им наперерез выскочил сержант В.П. Харламов. При помощи автомата и гранат он отогнал противника и, буквально из-под носа у него, вытащил командира. Командование полком взял на себя заместитель командира полка М.В. Галушко и повёл солдат в бой. Отражая натиск противника, гвардейцы дрались с отчаянным упорством.
Но снабжения нет, а боеприпасы на исходе. Артиллерийской поддержки нет. Почувствовав слабину, фашисты усилили нажим. Завязалась жестокая рукопашная схватка. В ход пошли все подручные средства, включая кулаки и зубы. Гвардейцы дрались, как черти, но силы сторон не равны. Всё меньше солдат в строю, всё больше раненых и убитых. Казалось – ещё чуть-чуть и противник совершит прорыв, но в этот момент раздались мощные залпы орудий. Это подтянулся наш артиллерийский полк и решил исход боя.
Наш полк сражался слева от 339 гв. с. п. Через узкий перешеек мы помогали товарищем огнём, хотя сами с трудом сдерживали обреченный натиск озверевших фашистов. Они с упорством пытались прорваться в американскую оккупационную зону. Нам было легче, так как мы успели переправить с собой через канал две миномётные роты. Миномётчики стреляли на минимальных прицелах, мины ложились в ста метрах от наших боевых позиций и метко разили наступающего противника. Немцам пришлось отступить.
Мы приспособили к обороне пятиэтажное здание. Верхний этаж уже горел, а от прямого попадания дом обрушился на оборонявших его. Несколько человек погибло под лавиной из огня и кирпича, другие получили ожоги. Я получил контузию, множество ссадин и двое суток ни чего не слышал. В пожарище сгорели мои фронтовые письма и фотография будущей жены. До конца войны оставалось трое суток, в течение которых мы вели упорные бои по очистке от противника жилых массивов немецкого пригорода. 30 апреля крупную группировку немецко-фашистских войск юго-восточнее Берлина ликвидировали.
2 мая пал Берлин – цитадель германского милитаризма. Мы получили приказ совершить 150-ти километровый марш и сосредоточиться южнее Гентина. В этом районе немцы продолжали совершать попытки прорыва через р. Эльбу для сдачи в плен американцам.
Но уж очень велик был соблазн увидеть поверженный рейхстаг и символ нашей победы – Красное Знамя над его куполом. Ведь и наша дивизия принимала участие в штурме столицы Германии.
С разрешения командира полка, группа из пяти человек на грузовом автомобиле отправилась к центру разрушенного города. Перед нашими глазами предстала страшная картина поверженного Берлина. Кругом горящие руины, кучи битого кирпича. Дым от пожарищ застит небо и мешает движению. Везде искорёженная и брошенная техника, на каждом шагу трупы. В прокопченном небе ещё идут последние воздушные бои, где то гремят взрывы и трещат пулемётные очереди. А везде, куда только можно добраться, висят самодельные белые флаги. Они свисают из окон домов, полощутся на трубах и антеннах… Капитуляция!!!
Из подвалов разрушенных домов, где они пережидали штурм, выходят голодные берлинцы. Они прямо на тротуарах разделывают туши убитых лошадей. Ребятишки выстраиваются в очереди к походным солдатским кухням Красной армии.
Вот мы проезжаем Бранденбургские ворота. У рейхстага тьма народа, они палят в воздух из всех видов оружия. Каждому выжившему в страшной войне хочется оставить свой автограф на обгоревших руинах рейхстага. Я тоже выцарапал: «Мы из Тулы. Тулу фашистам не отдали, а Берлин взяли!».
Переполненные радостью от оказанной нам чести, мы быстро догоняем свой полк. И снова в бой – завершающий. Пробиваясь на запад, немцы отчаянно контратакуют. Численно они нас превосходят. В последние часы войны мы несём потери.
Вот прямым попаданием поражён расчёт противотанковой пушки. Командир батареи лейтенант И. Пшеничный за командира орудия и заряжающего. Я подношу снаряды. Осколочными в упор бьём по атакующему противнику. Боеприпасы закончились, кажется всё – конец. Но на помощь к нам подходит батарея самоходно-артиллерийских установок. Атака отбита. В ночь на 7 мая полк овладевает последним опорным пунктом на пути к Эльбе.
Утром, после получасовой массированной артподготовки, дивизия с боем форсирует Плауэр-канал и выходит на берег Эльбы. В 23 часа по московскому времени 7 мая наша дивизия произвела последние залпы по гитлеровцам. Так закончился славный боевой путь 120-й гвардейской стрелковой дивизии. Мы победили, разгромив врага в его логове!
Но остался последний долг. Со слезами на глазах и с болью в сердце, отдав все воинские почести, мы похоронили на берегах Эльбы боевых друзей. Они погибли в последние минуты войны, так и не дожив до светлого дня Победы. Светлая им память!

Василий КОРНЕЕВ



Возврат к списку

Написать в редакцию