• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
15.10.2014 12:52:32

Плакали от страха и голода!

IMG_0961Ей теперь за 80. А тогда, летом 1941 года, было неполных 12лет. Но то, что происходило в те годы с ней и ее семьей, живших в Орловской области, навсегда останется в памяти, и каждый раз, мысленно возвращаясь туда, она испытывает острую душевную боль боль, будто от грубого прикосновения к незаживающей раны. Самолеты, самолеты над родной деревней. Свист летящих к земле бомб. Громкие отчаянные крики женщин, провожающих на фронт мужей, растерянные глаза стариков. Ее отец, председатель колхоза, исчез однажды ночью. Из разговоров Прасковья узнала, что он с несколькими односельчанами угнал колхозный скот в глубокий тыл. Оттуда добровольцем отправился на фронт. Больше отца она не видела. Похоронка на него пришла в августе 1945 года, когда семья вернулась из германского плена. В извещении о смерти значилось, что он погиб весной 1943 года. Осенью 1941 года немцы уже вошли деревню, заняли лучшие дома, а жильцов согнали в старые избы. Спать приходилось на полу. Населенные пункты в Орловской области переходили из рук в руки. Но их деревня оставалась под немцами. В 1943 году все работоспособное население, а то и целые семьи фашисты погнали в Германию. В вагонах дети плакали от страха от голода. В Польше на одной из станций просили милостыню. Полячки с удивлением и отвращением смотрели на оборванных и грязных детей. Одна из них протянула Прасковье большую лепешку. Девочка со слезами благодарности бросилась целовать ей руки. На этой станции они чуть не отстали от поезда. В Германии их загнали в какое-то здание и богатые фермеры стали выбирать себе бесплатную рабочую силу. Некоторые пленные отправились со своими «хозяевами» в Литву и Латвию. Семья Прасковьи Григорьевны работала у зажиточных немцев. Русские работники ухаживали за животными, трудились в огороде и поле. Кормили так скудно, что от голода умерли бабушка и младший брат. В марте 1945 года их освободили советские войска. Домой добирались по железной дороге с другими пленными. В Орле ждали, когда сойдет большой разлив реки. Потом пошли пешком за 15 километров в родную деревню. Обрадовались, когда увидели, что дом уцелел. Но начинать жить все равно пришлось с нуля. Все, что они «заработали» в Германии, были вши и колтуны. Все тяготы послевоенной жизни в колхозе испытала Прасковья Григорьевна на себе. Собирала вместе с другими в поле мерзлую, гнилую картошку, дома пекли из нее лепешки. День Победы 1945 года принес много радости. И слез. Так совпало, что именно в этот день некоторые односельчане получили похоронки на детей, мужей. И крики ура сливались с криками боли и отчаяния. В мае 1945 года забрали в армию одного из братьев Прасковьи Григорьевны. Мать выпросила у соседки взаймы кусок хлеба, чтобы дать ему в дорогу. Голод еще долго не отпускал село. В колхозе работали за трудодни, за которые давали немного зерна. В 60-х годах один из братьев перебрался в совхоз «Стрелецкий» Одоевского района Тульской области. Следом за ним переехали и другие братья и сестры. 27 лет отработала Прасковья Григорьевна в «Стрелецком» на свинарнике. Завоевала уважение среди односельчан не только своим трудолюбием, но и добрым, сострадательным характером. Детей, а их в семье было четверо, воспитывала в строгости и любви. Все получили образование и нашли себе работу по душе. Сейчас радуют бабушку пятеро взрослых внуков, подрастают правнуки. Живет Прасковья Григорьевна Требушкина в семье дочери, Нины Алексеевны Морозовой, в Арсеньево. Окружена заботой и любовью родных и близких ей людей. Чтобы потомки помнили и знали, что такое фашизм, рассказывает им о пережитом. Работники редакции побывали в гостях у бывшей несовершеннолетней узницы фашистских концлагерей, пожелали ей здоровья и долгих лет жизни. Наталья Науменко


Возврат к списку

Написать в редакцию