• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
Письма с фронта – треугольнички надежды 11.02.2020 13:27:00

Письма с фронта – треугольнички надежды

Если кто-то захочет поделиться своей семейной реликвией – письмом родного человека – мы с удовольствием покажем его читателям. Тел.: 8-950-927-57-17, 8(48733)21-1-07.

Самое памятное для каждой семьи, помимо пожелтевших и потрескавшихся от времени фотографий, – это письма c фронта. Они, как цепочка из лабиринта прошлого, напоминают о чувствах и надеждах солдата, который в перерыве между боями, укрывшись в окопе, писал письма домой. Где эти письма ждали, как подтверждение того, что их сын, муж, отец живы.

«Письма твои я получаю исправно, видно, ни одно не пропадает. Мне даже товарищи завидуют, вот мол Грибов, опять письмо, а нам нет. Ты Паня молодец, не забываешь меня, я тебя тоже, но очень часто писать никак не могу.
Я представляю Панок твое положение, остаться одной, все разьехались и сочувствую тебе. Мой совет таков: Я думаю квартиру нашу занять не имеют право, на это есть постановление правительства, поэтому ты можешь уехать в деревню и изредка навещать квартиру. В деревне жить легче в настоящее время да и маме поможешь подготовится к зиме. Заготовить дров, корм для скота. Живи пока в деревне, не падай духом. Я вернусь все вернем и заживем еще лучше.
О себе писать совсем нечего все по - старому. По вечерам слушаем концерты взрывов снарядов и визг пуль.
До свидания остаюсь твой Павел Грибов
6 июня 1942года»
Тула, Советский пер., дом №18, Грибовой Прасковье Павловне

Кому:Тульская область Алексинский р-он, Афанасьевский с\с , д.Афанасьево Грибовой Прасковье Павловне

«Здравствуй Паня!
Извини меня что редко пишу, имею мало возможностей. В настоящее время я жив и здоров нахожусь в Белоруссии. Пока адрес прислать не могу, жди в скором времени еще письмо.
20 марта 1944 года
Павел Грибов»
 Кому:Тульская область Алексинский р-он, Афанасьевский с\с , д.Афанасьево Грибовой Прасковье Павловне.

Старая бумага упорно заворачивается по сгибам, продавленным больше семидесяти лет назад. Выцвели буквы, поблекла типографская краска на почтовых открытках. Это письма с фронта. Они попали в мою семью случайно. Муж, возвращаясь из отпуска, познакомился в поезде с мужчиной, и, как это бывает, они разговорились. Беседовали о разном, говорили и о войне. Оказалось, у обоих воевали родственники. В Туле первым вышел попутчик, он забыл книгу на полке. Муж поторопился догнать мужчину, отдать книгу - не получилось. И только дома мы обнаружили между страницами книги письма, их было пять: два треугольника и три почтовые карточки. И все они касались Семьи Грибовых. Письма с фронта, как эхо из прошлого. Такие простые, житейские, написаны они бесхитростным языком, в основном о том, что волновало. Только вот читать эти строки сложно — комок застревает в горле, а на глаза наворачиваются слезы. В этих письмах нет ужасов битв, бытовых трудностей, новостей о погибших друзьях.
Только скупые фразы, написанные химическим карандашом. Вместе с детьми мы перечитывали эти письма много раз. Мы очень расстраивались, потому что не знали, кому и как их вернуть. Мы их читали и перечитывали, каждый раз у нас возникали вопросы: кем до войны был Павел Грибов? Остались ли у него дети? Вернулся ли он с войны? На эти вопросы мы старались ответить сами. Вот письмо от 1942 года, а вот - от 1944 из Белоруссии, значит, Павел еще воюет, живой. А что дальше? С помощью интернета нам удалось узнать, что в Алексинском районе, в деревне Афанасьево, были жители с фамилией Грибовы.
 Но, к сожалению, по семейным обстоятельствам дальше наши поиски не продвинулись. Благодаря этим письмам мы много узнали о фронтовых письмах, например, почему они складывались треугольниками, а не вкладывались в конверт.
 Как сложить письмо треугольником, знал даже новичок в военном деле. Для этого прямоугольный лист бумаги по диагонали складывался справа налево, а потом пополам – слева направо. Поскольку листы были прямоугольными, внизу всегда оставалась узкая полоска. Она служила своеобразным клапаном, который заправлялся внутрь треугольника предварительно с загнутыми углами. Письма не заклеивались и не требовали марок. На лицевой стороне писали адрес, а тыльную - оставляли чистой. Все остальное пространство листа исписывали мелким почерком, чтобы как можно больше информации о себе сообщить близким, ведь письма ходили редко. Поскольку время военное, то письма могли попасть в руки к врагу. Чтобы вместе с ними не раскрыть военные тайны, цензура проверяла эти письма-треугольники. Тут как раз и становится понятно, почему они не заклеивались, а просто заворачивались особым способом. Так цензуре было легче их читать, чтобы не повредить бумагу, а вместе с ней и ценную для родных информацию. Писали письма и на карточках, но это была роскошь для солдата. Мы с мужем были рады, что и сыновей заинтересовала эта история с письмами.
И вот спустя несколько лет появилась возможность продолжить поиски семьи, которые принадлежат эти письма.



Возврат к списку

Написать в редакцию