• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
16.05.2013 15:40:01

Депутат, поэт, писатель

Олега Михайловича Сенина жители Арсеньевского района знают как депутата 5-го созыва Тульской областной Думы от партии «Единая Россия». Он часто бывает в районе, общается со своими избирателями, старается оказывать помощь району и его жителям. Этот деловой, внимательный и очень корректный в обращении с людьми человек знает не только «парадную» сторону жизни. Несмотря на испытания, которые преподнесла ему судьба, Олег Михайлович сумел сохранить возвышенно-поэтическое отношение к жизни. Именно такое восприятие действительности помогало ему в самый сложный и трудный период, который пришелся на 1969-1974 годы, годы заключения в лагерях для особо опасных преступников.
Такой суровый приговор был вынесен ему за активное участие в антисоветском подпольном движении, организованном в Рязани и объединившем радикально мыслящую молодежь. К моменту ареста Олег Михайлович учился на 5 курсе Саратовского юридического института и работал следователем прокуратуры Советского района г.Рязани. Жена Рита была студенткой исторического факультета МГУ, дочери Алене не исполнилось и полтора года. Как он пишет в предисловии книги «Горюша моя ясная»: «Чувство любви к ним, родителям, всем, кто мне был дорог, стало для меня истинным спасением в годы заключения. Переписка, редкие свидания не дали угаснуть».
Эти страницы биографии, стихи и воспоминания прозвучали в авторском исполнении во время презентации книги «Горюша моя ясная», проходившей в Арсеньевской библиотеке.
«Странички писем к Рите сделались для меня своего рода лирическим дневником, исповеданием сердца. Из зоны строгого режима, где я обретался, разрешалось отправлять не более двух писем в месяц, между тем сказать хотелось о многом, поэтому они получались довольно большими». По письмам читатель может проследить, как развивались отношения двух любящих людей, обреченных на долгую разлуку. Он пишет из следственного изолятора: «Рита моя! Вот и теперь, как вчера, наползают в каменную стесненность камеры тоскливые сумерки. Для меня это самое паршивое время… Обычно я валюсь на койку, и, укрывшись с головой фуфайкой, подавленно пережидаю часы тоски… Подобно червяку под подошвой, желаешь лишь одного: скорей бы отпустило! Всякое упоминание о загубленной жизни мучительно».
Из следственного изолятора Рите: «Милая моя рязаночка, одно меня мучает: сможешь ли ты все претерпеть и не сломиться?...Нас отправят на зону, скорее всего, в апреле. Стану ждать тебя уже там, в Мордовии».
Письма к Рите стали главной ниточкой, которая соединяла его с прошлой жизнью. «Еще раз спасибо тебе за письма. Знай, что так же страстно я целую тебя за сиреневый букет с воли». Много раз просит у любимой прощения: «Ты прости меня, ты прости, что иду к тебе долго и трудно. По мостам разметали настил…» В том же письме убеждает ее: «Поверь,… мы снова будем вышагивать под летним дождем по улочкам, валяться на сене, хрустя яблоками, читать вместе Грина и совсем по Блоку - «слушать в мире ветер». В другом письме: «Ты, грустинка моя, одновременно там - в далекой неведомой Караганде и неизменно со мной – за колючкой. Не будь тебя, жизнь сделалась бы серой и никчемной».
Пронзительные строки посвящены матери. «Каждое утро нас доставляли из тюрьмы «воронком» во двор здания суда. В одно такое утро показалось, что мамин голос окликает меня…Повернул голову, неожиданно в трех метрах от себя увидел ее. Она стояла в вязаной душегрейке, с непокрытой головой и, сжав пальцы на груди, не отрываясь, смотрела на меня…».
В книге отдельными главами выделена обыденная часть лагерной жизни. «Арестантская одежда» - одна из них. Отбывая наказание, заключенный Сенин старался иметь подобающий внешний вид, «при котором мне было бы не стыдно предстать перед ней…». Человек не опустился не только морально, но и внешне. «По утрам делаю зарядку и обливаюсь. После смены (работаю теперь в швейном цехе) снова обливаюсь. Приспособил для этого дела кусок шланга и прямо в умывальнике, раздевшись до пояса, приступаю к водным процедурам». Есть и описание пребывания в бараке усиленного режима (БУРе), куда несколько раз он попадал за неповиновение.
В главе личное свидание он пишет: «На строгом режиме в год полагалось два общих свидания и одно личное. Общие предоставлялись на четыре часа в присутствии надзирателя, что называется – «через стол». Личное свидание в зависимости от поведения заключенного на срок до трех суток. На личные свидания, а их за время моей отсидки было шесть, помимо Риты и Алёны, почти всегда приезжали отец с матерью. Как сейчас вижу страдальческие милые лица моих стариков, слегка испуганные застенчивые глазенки Алены, и она, моя Рита... До сих пор чувствую совестливую укоризну за все, что они претерпели из-за меня». В стихотворении «Свидание» есть строки: «В твоих глазах, потерянных от счастья,/ В славянских льнах разбросанных волос/ Губами жадными я постигал согласье/ Любви и ревности, шипов и роз». Самым мучительным было прощание. «В камере не нахожу себе места от нечеловеческой боли».
Свою любимую он просит прислать ему книги, среди которых грамматика по немецкому языку, книги по немецкому языку на бытовые темы. Он с максимальной пользой для самообразования использует свободное время. Много читает. «Уже немало перелопатил из истории религии и православия. Досадую, что не прочитал в свое время «книгу книг» – Библию. Благодаря дедушке кое-что помню из Евангелия». Здесь, в неволе, он приходит к Богу. Ощущает постоянное присутствие Господа в жизни человека, его помощь и поддержку, направление.
Заказывает через «Книга-почтой» труды по Древней Руси под редакцией Дмитрия Сергеевича Лихачева, учебники для вузов по истории, иностранную литературу, книги известных религиозных философов. В эти годы открывает для себя многих поэтов-современников.
В письмах много глубоко лирических стихотворений, наполненных любовью и тоской по близким и дорогим сердцу людям, философских и жизненных рассуждений.
14 марта 1974 года Олег Михайлович Сенин был помилован. В справке об освобождении говорилось: «…неотбытый срок лишения свободы считать условным с испытательным сроком в течение трех лет, ссылку снять». Политические убеждения Олег Михайлович не поменял: «…со времени отсидки в Дубравлаге я стал убежденным противником политического радикализма, чего держусь по сю пору». Об Олеге Михайловиче и его сподвижниках 12 октября 1989 года в «Комсомольской правде» опубликована статья журналистки Татьяны Корсаковой «Дети оттепели». Затем Ростовская киностудия сняла фильм с участием Олега Сенина. Последний документальный фильм «Прозрение» был отснят и показан по Центральному телевидению в 2002 году. «Прозрение» в день презентации смогли увидеть и арсеньевцы
После возвращения из мест лишения свободы с Ритой они прожили два с половиной года. Годы, проведенные в разлуке, изменили их. В случившемся Олег Михайлович винит только себя. Несмотря на разрыв, он и по сегодняшний день поддерживает с Ритой дружеские отношения. Они вместе воспитывали дочь. Свою личную жизнь Олег Сенин связал с другой женщиной, ставшей мудрым другом и помощницей.
После выхода из заключения Олег Михайлович окончил Карагандинский горный техникум по специальности техник-строитель. В 1995 году получил высшее богословское образование в университете имени Эндрюса в США. Преподаватель Тульской духовной семинарии и катехизации – миссионер Тульского Епархиального Управления Русской православной Церкви.
Книга, написанная в эпистолярном жанре, читается легко, на одном дыхании. Читатели, пришедшие на встречу с писателем, поэтом, депутатом получили от автора в подарок книгу «Горюша моя ясная».
Н.НАУМЕНКО



Возврат к списку

Написать в редакцию