• ars-news@tularegion.org
  • 301510, Тульская область, Арсеньевский р-н,
     р.п. Арсеньево, ул. Папанина, д. 4.
  • +7 (950) 927-57-17
 
10.04.2015 17:56:32

70 лет Победы. Два года под дулами автоматов

  11 апреля – международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Установлен в память восстания заключенных концлагеря Бухенвальд в 1945 году при подходе союзных войск. В нашем районе проживают те, кто прошёл через ужасы фашистских лагерей. Сегодня мы расскажем о непростой судьбе Александры Тимофеевны Сыч. В оккупации Александра Тимофеевна родилась 8 июля 1926 года на Смоленщине. Смоленская земля – многострадальная. Любой враг, наступая на столицу – будь то поляки, французы, немцы – не мог пройти мимо. Отличился Смоленск и во время Смуты, и во время войны с Наполеоном. В 1941 году история повторилась. Смоленская оборонительная операция продолжалась два месяца. Упорство советских войск сорвало план блицкрига – молниеносной войны. Совхоз, где проживала семья Сыч, располагался на живописном берегу Днепра. Рядом проходила трасса. Стратегически важный мост немцы регулярно бомбили, а наши зенитчика отгоняли непрошеных гостей. Детям поначалу всё это воспринимали как игру. Вой пикирующих бомбардировщиков, залпы зенитных орудий. Они даже хотели, что бы вражеские самолёты прилетали почаще. Потом появились первые погибшие и ранение среди мирного населения. Оказалось, что это не игра. Солдаты и гражданское население окапывало берег Днепра. Говорили: «На этом рубеже остановим продвижение фашистов. Дальше он не пройдёт!» Всё обернулось иначе. После завершения разгрома Юго-Западного фронта, немецкое командование в начале октября приступило к осуществлению операции «Тайфун» - наступлению на Москву. За считанные дни вражеские дивизии взломали оборону Красной армии и замкнули котёл в районе Вязьмы. Пробиться из окружения к своим удалось не многим. Так родная деревня Александры Тимофеевны без особых сражений оказалась далеко за линией фронта. Её немцы заняли 8 октября. Собрали сход и стали устанавливать новую власть. Назначили старосту. Какой-то немец через переводчика объявил, что после войны он будет хозяином этой деревни. Обмолоченный хлеб не успели эвакуировать, так оккупанты скармливали его своим лошадям. Благо, что совхозная картошка осталась не выкопанной. Ею всю зиму и питались. По домам немцы не стояли. Гарнизон располагался рядом – в графском имении. Весной 1942 года в окрестных лесах объявились партизаны. Отряд из окруженцев и местных мужиков возглавил бывший начальник милиции Михаил Петров. Из-за линии фронта им прислали подкрепление. В совхоз фашисты приезжали за провизией и фуражом. Партизаны устроили засаду и уничтожили немецкий отряд. Трупы собрали на телеги. Перед уходом командир партизан посоветовал всем, кто может – уходить из деревни. Они, партизаны, - люди военные, а пострадают мирные жители. Большинство мужиков ушли в лес. Благо леса вокруг густые, нехоженые! В совхозе осталось только семеро мужчин. Утром из соседнего посёлка Николо-Погорелое приехали солдаты «СС» в чёрной форме с собаками. Согнали всех жителей на центральную площадь и направили в толпу пулемёты. Округу оглашали крики и лай собак. Всех оставшихся мужчин отвели к стенке и на виду и всей деревни расстреляли. Сколько было горя и слёз. Вот тут-то люди по настоящему испугались. Совхоз опустел – все жители разбежались кто куда. Возвращались только ночью за продуктами. На чужбине. Наступил новый1943 год. Фашисты потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом. Германии приходилось напрягать все силы, что бы продолжать войну. Рабочих рук не хватало. И вот в марте всех жителей совхоза, которые осмелились вернуться по домам, погнали на запад. Целыми семьями и стар и млад пешком шёл из-под Смоленска почти до Минска. На станции Борисово всех посадили в товарные вагоны. Выгрузили в Польше под Краковом. Здесь провели обработку против вшей. Насекомых была тьма, из-за них свирепствовал тиф. Вновь прибывших остарбайтеров мыли и стригли на лысо. Одежду прожаривали. Остарбайтерами в нацистской Германии называли рабочих из Восточной Европы, в основном с оккупированных территорий СССР. Немцы сначала проводили набор добровольцев для работ в Рейхе. Желающих оказалось не так много, поэтому перешли к насильственному вывозу населения из захваченных областей. В отличие от граждан других стран, они жили в специальных лагерях и носили синюю нашивку с буквами « OST». Александра Тимофеевна со всей семьей попала в лагерь около Брауншвейга. Лагерей в окрестностях было много. Отдельные для семейных рабочих, для одиночных, для военнопленных. Жили в бараках за колючей проволокой. Бараки разделялись на комнаты, в каждой – несколько семей. Два ряда нар. Охрана из своих же – полицаев. Немцем был только комендант лагеря. На заводе работали шесть дней в неделю по 12 часов в сутки. Кормили три раза в день. Жиденький супчик и 150 граммов хлеба. Александру Тимофеевну поставили изготавливать свёрла. Это просто удивительно – человек всю жизнь прожил в деревне, а ему доверяют высокоточную заводскую работу. Результаты соответственные. Но мастер попался не злой, видно всё понимал. Работнице давали заготовки, она возилась весь день. Приходил мастер и большую часть партии браковал. Не бил, не ругал – просто вздыхал и говорил: «Война!». Каждую неделю администрация лагеря проверяла чистоту в бараках. Заключенных водили в баню и выдавали на неделю талоны на питание – тогда в Германии уже была введена карточная система. Союзная авиация регулярно бомбила завод. Но, не смотря на разрушения, работа и питание осуществлялись по часам – немецкая пунктуальность! Несколько раз налёты производились на лагеря – погибло много военнопленных. Регулярно бомбили близлежащий город – заключенные постоянно слышали грохот взрывов и наблюдали зарева пожарищ. Война завершалась. Несколько дней с запада слышалась канонада сражений. Накануне администрация лагеря весь день суетилась. Наутро проснулись – тишина. В лагерях остались только заключённые. Вся охрана разбежалась. А по близлежащей дороге двигается американская колона – танки, машины. Так для Александры Тимофеевны закончилось пребывание в фашистском лагере. По её словам: «Два года под дулом автомата». Всего за годы войны из СССР, не считая военнопленных, в Германию было угнано около пяти миллионов человек. Не всем суждено было вернуться на родину. Сергей САВУШКИН.


Возврат к списку

Написать в редакцию